Психический травматизм сексуальных актов, как следствие Эдипового комплекса.

Психический травматизм сексуальных актов, как следствие Эдипового комплекса.

Эдипов комплексВ нижеприведенной работе мы сделаем попытку объяснить, почему окончание сексуального акта и дальнейшее последействие, может сопровождаться аффектами стыда, неуверенности и тревоги; какие бессознательные процессы при этом задействованы; проведем взаимосвязь между бессознательными процессами, исследуемые здесь и тем, как это может привести к сложностям в построении объектных отношений. Продолжая традицию Зигмунда Фрейда, рассмотрение вышеуказанных вопросов мы произведем применительно для мужчины.

При нормальном прохождении мальчиком Эдипового комплекса, он разрушается и упраздняется. Однако, если «Я» удалось лишь вытеснить его, то мы можем говорить о патогенности Эдипового комплекса т.к. последний продолжает бессознательно существовать в «Оно» и в последствии обнаружит свое патогенное влияние. Одно из последствий обычного вытеснения Эдипового комплекса это – такая интроекция родительской фигуры, при которой данный образ, как бы, живет своей жизнью в бессознательном. Ниже мы рассмотрим мой новый взгляд на одно из последствий такой интроекции – травматичность сексуальных актов во взрослой жизни.

Когда мужчина выбирает себе сексуальный объект, мы можем предположить, что такой выбор, в большой мере, детерминирован результатом прохождения фаз психосексуального развития, что в свою очередь, предопределяет развитие переноса на родительскую фигуру (мать, хотя возможны варианты, вплоть до переноса на сиблинг). Таким образом, бессознательно он занимается сексом со своей матерью. Мужчине хочется снять сексуальное напряжение, однако, помимо данного желания он хочет стать для избранной женщины лучшим мужчиной, доказать ей свое право на обладание нею. У кого-то такое желание осознаваемо, у кого-то оно бессознательно. Мне кажется, что даже те мужчины, которые отрицают такой мотив просто защищаются, чтобы не получить нарциссическую рану. Думаю, что нарциссическую рану они уже получили, и такое поведение – их защитная реакция. Но изначально желание доказать право на обладание женщиной у них было. Ниже мы рассмотрим, почему они стали защищаться таким образом.

Вначале рассмотрим, что происходит, когда речь идет об одноразовых случайных половых связях. Отдельно отмечу, что промискуитет может быть следствием самых разных причин: 1) Ребенок получил запрет на реализацию своей женственности (мужественности) посредством абстракции или символизации, т.е. его опыт не приняли. В итоге между взрослой жизнью и детством образуется пустота – такой человек будет или по детски залипать на кого-то либо заниматься «просто сексом». Он будет не способен к отношениям; 2) Ощущение шизоидного типа личности, что близость тождественна отравлению – если бы другие люди хорошо их знали, то отравились бы ими, поэтому шизоиды и отдаляются от них; 3) Защита маниакального типа личности от возможных потерь во взрослой жизни, и как следствие избегание привязанности к объектам; 4) Нарушение привязанности, как один из элементов этиологии психопатического типа личности. Ребенок не смог привязаться к кому-либо и привязался к своей силе или объекту-насильнику; 5) Промискуитет возможен при нарциссическом нарушении и т.д. Предположим, что мальчик идентифицировался с отцом, в тоже время Эдипов комплекс не был разрушен, а только вытеснен, и образ отца не просто поглотился мальчиком, а был интроецирован. Но часто запрет кастрации исходит и от матери, которые пугают ребенка наказанием со стороны отца, но при этом остаются инициаторами кастрационной тревоги мальчика. Как бы там ни было, но мальчик бессознательно может думать: «Раз мать не защитила меня от грозного отца, раз мать не выбрала меня вместо отца, значит я в чем-то плох». Это может привести к следующему. Мужчина выбирает себе сексуальный объект (женщину), это происходит под действием переноса на мать. Во время коитуса мужчина бессознательно может доказать матери, что он лучше отца, что он достоин ею обладать. Однако его ожиданиям не суждено сбыться: интроецированный отец, с позиции «Сверх-Я», атакует «Я» мужчины. Отец, как бы говорит ему: «Ты не достоин забрать у меня мать, ведь ты – хуже меня, ты неполноценный в сравнении с мной». К атаке отца присоединяется и поглощенная часть плохой матери. Взрослого мужчину атакует та расщепленная часть матери, которая угрожала ему кастрацией, которая в итоге предпочла отца мальчику. В итоге «Я» мужчины проигрывает.

Вышеуказанные процессы происходят бессознательно. Ниже мы рассмотрим, что происходит в сознании. В момент сексуального напряжения взрослый мужчина наслаждается половым общением с женщиной. Но после сексуальной разрядки он чувствует не полную удовлетворенность. Бессознательные тревога и стыд от проигрыша отцу, на осознанном уровне проявляют себя посредством смещения к другому представлению: недостаточная длительность полового акта, не идеальная фигура, не идеальные физические сексуальные параметры и т.д. Несмотря на то, что связь между ними одноразовая, может появится стыд за то, что женщина больше с ним не встретиться (это можно объяснить бессознательной надеждой, чтобы мать все же выбрала его). Стыд, в данном случае, это проявление чувства вины за влечение к матери, которое было ее отвергнуто. Таким образом, сексуальный акт подтвердился сексуальной психической микротравмой. Можно предположить, что такая судьба ожидает большую часть половых актов такого мужчины.

Вышеописанное следствие Эдипового комплекса может способствовать тому, что часть либидо, которая в случае разрушения Эдипового комплекса направляется на объект (Объект-либидо), при его вытеснении, в целях повышения психической безопасности, т.е. уменьшения числа сексуальных психических травм, будет направлена на «Я» (то есть трансформируется в Я-либидо). Дальнейшая судьба такого Я-либидо может быть разной. Например, оно будет направлено на Я-идеал, что будет способствовать развитию нарциссических черт, и приведет к сложности в построении отношений с другими объектами. Акцентирую внимание, что имеется в виду не нарциссическое расстройство, а явление дефицита либидо – ответная реакция на тревогу. Объект способен воспринимать другого как объект, а не функцию, но при этом дефицит либидо, в следствии катексиса на Я-идеал, может затруднить построение длительных отношений.

Как я уже говорил, при описанном прохождении Эдипового комплекса, практически все половые акты могут сопровождаться бессознательной родительской атакой взрослого мужчины и это приводит к сексуальной психической травме. Но можно сделать еще одну теоретическую спекуляцию, что при длительных отношениях стыд и тревога со временем прекращают появляться после окончания половых актов. Здесь речь идет об интернализации новых объектов, которые помогают отразить бессознательную атаку отца и матери. Акцентирую внимание на то, что такая интернализация возможна в случае отношений с более зрелыми объектами.

edip2Продолжим рассматривать возможные последствия такого психического травматизма. Во взрослой жизни такие мужчины могут пытаться скрыться во время коитуса от атаки родительских фигур, при помощи участия в групповом сексе (или сексе втроем, как более доступная форма реализации группового секса). На мой взгляд, происходит следующий бессознательный процесс: индивид помещает часть своего «Я» в сексуального партнера – так происходит при любом коитусе; но в случае группового секса часть «Я» как бы прячется в несколько объектов и это снижает уровень атаки родительскими фигурами. Если провести параллель из обыденной жизни, то три пощечины легче вынести, чем один удар кулаком в челюсть. Как частный случай группового секса, который подтверждает мои предположения – это участие третьего объекта, который не принимает непосредственное участие в коитусе, а лишь наблюдает за двумя. Это попытка уменьшить тревогу от атаки – часть «Я» помещается в третьего, которое как бы контролирует ситуацию, а параллельно с этим происходит отзеркаливание сексуальной победы родительской фигурой и «Я» индивидом. Последнее можно проинтерпретировать и как ввод в сексуальных акт родительской атакующей фигуры, от которой человек мог бы ожидать одобрения, но происходить может диаметрально противоположное, согласно удовлетворению первичных влечений – мы можем иметь дело с принципом повторения. Роль третьего объекта может заменить видеокамера, зеркало и т.д.

Дефицит объектного либидо и излишек Я-либидо приводит к тому, что таким лицам сложно построить отношения – они находятся в постоянном поиски «того единственного (ой)» и, конечно же, не находят. Они обесценивают новый объект из-за страха атаки.

На данный момент вышеизложенные теоретические умозаключения не подтверждены клинически, поэтому в процессе их клинической проверки возможны дополнения и корректировки. В любом случае, данное психоаналитическое умозрение не претендует на роль универсальной теории, а лишь может быть применимо как частный случай.

Нет комментариев.

Оставить комментарий

Войти с помощью: