После скептического взгляда шефа пропал интерес к работе

После скептического взгляда шефа пропал интерес к работе

Случаются приступы депрессии, теряется интерес к работе, семье, не хочется работать. Например, последние четыре месяца я увлеченно работал над разработкой нового меню для ресторана, а когда презентовал его владельцу франшизы, то он как-то уж скептически на все это посмотрел и у меня пропал интерес. Просто забросил это дело и все. А сейчас жалею…

Здравствуйте, Александр!

Мне нравится, как Вы все по полочкам раскладываете в анализе писем и статьях. Мне 34 года, владею своим небольшим рестораном в Киеве. Последний год меня сильно беспокоят внезапные, беспричинные панические атаки. Например, был на собрании в школе, у своего сына, сижу, слушаю учительницу и вдруг начинается приступ тревоги, как будто сейчас она ко мне обратиться и я не знаю, как мне реагировать.

Также периодически случаются приступы депрессии, или не знаю как сказать, может это и не депрессия, но просто теряется интерес к работе, семье, не хочется работать. Например, последние четыре месяца я увлеченно работал над разработкой нового меню для ресторана, а когда презентовал его владельцу франшизы, то он как-то уж скептически на все это посмотрел и у меня пропал интерес. Просто забросил это дело и все. А сейчас жалею…

Еще мне моя жена говорит, что я чувствителен к критике. Она жалуется, что я вступаю с ней в жаркие споры, что не могу согласиться с ее мнением. Но я не могу с этим согласиться — я более образованный, поэтому вижу более лучше…

Читая Ваши анализы, понял, что нужно описать своих родителей и что-то из детства. Моя мать — вполне отличная мать, любила меня, хотя и не скажу, что мы с ней прямо друзьями были. Она — спокойный и невозмутимый человек. В детстве мы часто с ней могли подолгу беседовать. Она была интересным и смелым человеком, могла из-за спора с отцом просто идти-идти по городу, или выйти в магазин и взять и улететь в другую страну. Никому ничего не сказав, устроив отпуск.

В шесть лет, из-за банкротства моего отца в США, нашей семье пришлось переехать в Украину. Отец тогда даже слег в постель из-за нервного срыва. Он для меня всегда был супер-героем, а тогда… Жалкое было зрелище.

Но самое болезненное для меня воспоминание — это новый провал отца в бизнесе, теперь уже в Украине. Он так долго рассказывал о своих мечтах встать здесь на ноги, а потом просто расплавился из-за стресса.

С нетерпением жду Вашего ответа! Константин.

Ответ: Здравствуйте, Константин. Спасибо за письмо, перехожу к ответу. Начну немного издалека, так как ответ на Ваше письмо предполагает изъяснения важных клинических аспектов.

Представим себе девушку Марину, которая потрясающе выглядит (буквально как кукла) и каждую пятницу она просит мужа о том, чтобы он её отвез в клуб. Там она, в одиночестве, стоит у барной стойки и собирает восторженные взгляды. После насыщения этими взглядами она уходит.

Или молодого человека Олега, который идет на свидание с девушкой в кино, но уже посередине сеанса покидает её и едет на секс к другой девушке, а затем вновь возвращается в кинотеатр. Олег считает себя совершенным и фантазирует о том, что однажды какой-нибудь художник нарисует с него картинку и эта картина будет продана на аукционе за большие деньги.

Такие пациенты, как Марина и Олег, выпячивают как в жизни, так и в терапии свою грандиозную часть, но внутри они скрывают свою голодную часть. Часть, которая выдает, что когда-то давно в детстве они были лишены любви и остались не напитаны заботой и лаской со стороны матери, или же были травматизированы из-за болезненного разочарования  или потере идеального объекта, например отца. Мать Олега, например, безумно расстраивалась всякий раз, когда на лице у мальчика появлялся прыщик. Она считала его особенным ребенком: красивым, умным, талантливым, но не любила. И сейчас, во взрослой жизни, он опирается на свою особенность, но внутри чувствуют стыд за себя, так как в детстве он переживал отвержение со стороны матери.

Рассмотрим три распостраненные констеляции формирования нарциссической структуры личности:

Первый вариант, когда мать не является теплой, но видит в ребенке нечто особенное, либо кто-то другой воспринимает его особенным. Это как в примере про Олега — его психика расщепляется на две условные части: грандиозная и ничтожная.

В психотерапии мы видим проявления этого расщепления. Например, голодная ничтожная часть проецируется на аналитика и тогда пациент задает вопросы: «Достаточно ли Вы компетентны, чтобы лечить меня?» и ставит под сомнение как профессиональные качества психотерапевта, так и личные особенности, то есть делает попытки обесценить. Или же проецируется грандиозная часть: «Вы — самый лучший психотерапевт! И я талантливый и очень необычный пациент».

Во втором варианте  мы имеем дело с таким явлением как «множественная мать» — когда в одном доме живут, например, мама, сестра, бабушка и все опекают ребенка. При этом, если эти женщины не в ладах друг с другом, ссорятся, не ценят друг друга, то запросто может разыгрываться такая ситуация: родная мама наказывает ребенка (она — «плохая») и он бежит за утешением к своей бабушке (эта «мама» — «хорошая») — и тогда у ребенка есть недостаток опыта в отношениях, когда он один на один оказывается с близким отношениям, когда мама и ругает (мама — «плохая») и прощает (мама — «хорошая»). В результате, не происходит интеграция этого первичного объекта в отношениях, что приводит к отсутствию интеграции своих «плохих» и «хороших» частей. Это как в нашем примере про Нину — она была для своей мамы куклой, а остальные аспекты ее личности матери интересны не были. Марина и в себе подавляет все, что не относится к образу идеальной куклы и поэтому ее жизнь обеднена. А там где нет интеграции — есть тревога… И здесь мы подходим к нашему письму от Константина и его жалобы на приступы тревоги.

Разочарование в отце
В результате травматического разочарования сына в отце, психический аппарат мальчика не развивается полноценно и лишается той части, которая будет автономно регулировать его самооценку

Третий вариант формирования нарциссического расстройства личности — травматическое разочарование в идеальном объекте. Сразу можно предположить, что основные завяленные жалобы мужчины панические атаки (и это, кстати, не является паническими атаками, а можно отнести к приступам диффузной тревоги) — это симптом более серьезного личностного конфликта и указывает на вышеописанные проблемы с интеграцией.

Его чувствительность к критике (ссоры с женой, так как он считает себя постоянно правым), потеря интереса из-за отсутствия постоянного одобрения и похвалы (Константин описывает как он забросил свой проект из-за «скептического» взгляда шефа) указывают нам на то, что внутри его психического аппарата есть дефицит неких частей, которые должны сами автоматически регулировать его самооценку. Некий механизм у него не работает, именно поэтому он так сильно нуждается во внимании и похвале со стороны других. В норме, сталкиваясь с фрустрациями, поражениями, неудачами, наша психика автоматически регулируется и мы постепенно приходим в норму. Но у таких людей, как Константин, такая регуляция не работает.

Он описывает, что в девять лет пережил сильное разочарование в своем отце. Это звучит как основное травмирующее событие в его детстве, но в действительности эта болезненная реакция была обусловлена более ранней травмой, которую психика пытается генетически замаскировать путем наложения более поздних воспоминаний, которые по смыслу совпадает с основной травмой, но произошли позже, то есть в девять лет. Речь идет о событиях, когда ему было шесть лет, когда отец разорился в США и это было настолько мощным для него потрясением, что он слег в постель.

Для каждого ребенка его родители вначале жизни предстают как идеальные. Типичная ситуация, когда мальчик боготворит своего отца. Постепенно, шаг за шагом, такой мальчик разочаровывается в отце и понимает, что его папа — обычный человек. В результате такого постепенного естественного разочарования происходит очень важный психический процесс — этот, с одной стороны, достаточно идеальный, но в тоже время, не грандиозный, а реальный, отец помещается внутрь психического аппарата (интернализируется) — формируется внутренняя психическая инстанция Супер-Эго, которая и регулирует самооценку человека, которая перестанет быть зависимой от мнения окружающих!

В результате болезненного разочарования в идеальном объекте, как это мы видим у Константина (еще возможны варианты — уход, потеря этого объекта) процесс такой интернализации не происходит и Супер-Эго «не напитывается» этой здоровой идеализацией отца, и так как внутреннее Супер-Эго не обладает достаточно высоким авторитетом, и является не зрелым и психически недоразвитым — то оно не может справляться с регуляцией самооценки. Поэтому такие люди остро нуждаются в постоянном одобрении и восхищении со стороны других.

Также в основании расстройства мужчины лежит фрустрации со стороны не эмпатичной матери. Константин пишет, что она была спокойным человеком. Но обратите внимание на описание случаев, когда мать ни с того ни с чего могла, выйти в магазин за покупками, улететь в другой город «отдохнуть» — это отчетливо указывает на ее внутреннюю тревожность и серьезные личностные проблемы. И с таким «набором» сбои в эмпатичном уходе за младенцем гарантированы.

Константин Вам показана психоаналитическая психотерапия. Всех благ!

Нет комментариев.

Оставить комментарий

Войти с помощью: